» » Лжеучения Адриана, Лассия, Дмитрия, Мартина, Поликарпа, Сента, Андрея, Карпа, Марка

Лжеучения Адриана, Лассия, Дмитрия, Мартина, Поликарпа, Сента, Андрея, Карпа, МаркаЕще в княжение Владимира I, Равноапостольного (980 -1014), который ввел в России христианство, в 1003 году обрезанный монах (Андрей) восстал в Киеве против догматов Церкви, преследовал своими обвиненьями епископов, священников и монахов и отвергал почитание святых икон. Так как в русском народе христианство еще не пустило тогда глубоких корней, то это новое учение легко могло причинить большие затруднения. Заслуга деятельного митрополита киевского Леонтия (992 - 1008) 1) состоит в том, что он спас русскую Церковь от гибели, убедив своего князя Владимира без боязни, с величайшей строгостью, поступить со лжеучителем. Адриан был заключен в темницу и отлучен от церковнаго общения. Таким образом эта секта была подавлена в самом зародыше; она утратила свое значение особенно еще вследствии того, что её внновник, после отречения от своего лжеучения, сам возвратился снова к православной Церкви.

 

Около того же времени армянин Ляссиус 2) написал "Книгу о вере", содержащую какое-то еретическое учение.Но ее нельзя было ни уничтожить, ни розыскать,так как немногие экземпляры ее были, как видно, в надежных руках. Тем не менее Ляссиус имел только ограниченное число последователей.


Около ста лет спустя, при Владимире II (1113 - 1125), в России явился новый лжеучитель, по имени Димитрий 3) о котором летописи ничего более не повествуют, кроме того, что он был «достойный осужденья еретик". Чтобы сделать его безвредным, киевский митрополит Никита (1120 - 1127) приказал заклочить его в отечественном городе Силенетце в темницу, в которой он скоро и умер. Из связей, существовавших тогда между русской и болгарской церквями, и из чрезвычайного распространения болгарской секты богомилов в десятом веке Boisard думает заключать, что эта секта, как и секта Адриана, заимствовала свое учение именно от богомилов.


Настоящим отцом сектантства в России является монах Мартин 4) , армянин, прибывший в Киев в 1149 году и нашедший здесь многих последователей. В книге, называемой "Правда", он в двадцати главах изложил свое учение.Менее серьезно было у него отрицание человеческой природы во Христе; напротнв, для пего имело, повидимому, особенное значение все то, что относилось к литургии и церковным книгам.Так, он, между прочим, учил, что грешно, как это было до тех пор, при крещении носить крещаемого от юга к северу вокруг купели; правилен будто-бы обратный ход. Этот обряд так глубоко укоренился в народе, что даже и после нескольких столетий он был главным спорным пунктом раскольников. Далее Мартин учил, что важно, какими пальцами следует делать крест, именно-указательным и средним 5). Тем не менее в православной Церкви всегда было и есть в обычай - для крестного знамения складывать вместе три первые пальца, а два другие пригибать к ладони, обозначая первыми веру, троичность Лиц Божества, а последними - два естества во Христе 6).

 

В течение многнх лет Мартин безпрепятственно распространял свое учение; ему не осмеливались противоречить, так как он выдавал себя за родственника константинопольского патриарха Луки. При том же ему благоприятствовали и обстоятельства того времени: великий князь Изяслав III (1158—59), по примеру своего предка Ярослава I (1019 - 1054), хотел тогда освободить русскую Церковь от опеки Константинополя. Но он встретил упорное противодействие со стороны патриарха константинопольского Луки. Таким образом русская Церковь испытывала внутреннее беспокойство, и епископы не обращали внимания на распространявшееся Мартином сектантство. Только когда многие общины уже открыто перешли на сторону Мартина, русские епископы в 1157 году собрались на собор, на котором были осуждены все лже учения отрекшегося, впрочем, от них Мартина 7). Но сам Мартин для окончательнаго осуждения был отправлен в Константинополь, где патриарх Лука на новом соборе подтвердил его осуждение и приговорил его к сожжению. Как долго впоследствии существовала эта секта,неизвестно. Сектанты у Азовскаго моря однако же и теперь ссылаются в оправдание своих верований и мнений на учение этого Мартина 8). Его обвинения против православной Церкви впоследствии были опровергнуты по частям в церковном требнике, который в 1329 году, по повелению великого князя Иоанна  Даниловича I (1328 - 1340) был переведен с греческого языка на славянский и одобрен св. Оеогностом. митрополитом московским (1326 - 1353).

 

Десять лет спустя (в 1167 г.), под председательством митрополита Константина II (1167 - 1175) снова происходил собор, осудивший к тяжкому тюремному заключению монаха Поликарпа за нововведения относительно постов.


Об опасном еретическом учении, которое с 1312 года распространял в Новгороде какой-то Сент 9) мы почти ничего не знаем. Кажется, что он главным об-разом склонял монахов к нарушению их монашеских обетов. Для исследования его учения митрополит Петр (1308 - 1326) в 1313 году собрал епископов в Переяславле. Хотя Сент и был изобличен Петром в своем заблуждении, но он от него не отрекся и потому был предан отлучению и жестоко наказан.


На этом соборе был также обвинен во многих "новшествах" и епископ тверской Андрей, присужденный к лишению епископского сана и к заключению в монастырь.


Важнее всех упомянутых доселе сектантских движений была, без сомнения, секта стригольников 10), получившая свое название от ремесла своего основателя цирюльника (по русски стригольника). Стригольннки появились в 1371 году в городе Псков и уже в 1375 году стали твердой ногой в Новгород, гдё их учение ревностно пропагандировал дьакон Никита. Секта эта нападала главным образом на духовенство, которое она упрекала в симонии, так как, по древнему обычаю, в пользу епископов была взносима денежная подать при посвящении. Соблазнялись стригольники также и тем, что овдовевшие попы женились во второй раз. По их мнению, "было очень много духовных лиц, из нежелания работать ушедших в монастыри, которых было великое множество". Поэтому стригольники приглашали всех православных христиан отречься от своего духовенства, как недостойного своей должности. Карп, впрочем, пошел далее: он не признавал крещения, совершенного попами государственной Церкви, не принимал от них ни исповеди, ни св. причащения. Что касается исповеди, то он утверждал, что каждый должен исповедовать свои грехи только земле 11), если он хочет освободиться от них; исповедь, по его учению, вообще будто-бы не безусловно необходима, и без нее можно получить прощение грехов. Если некоторые из стригольников отвергали только молитву за умерших, то другие отрицали даже и воскресение мертвых и будущую жизнь. Они ценили только внутренее и духовное значение религии: без всяких слов, только взирая на небо, они совершали свои моления. Пред членами государственной Церкви они рисовались своею мнимой нравственной чистотой и знанием Библии.


Умственное невежество и упадок нравственности не только среди народа, но даже и среди духовенства в Пскове и Новгороде, в особенности же пьянство тамошнего духовенства, обратившееся в пословицу, были причинами быстрого (первоначально) распространения учения стригольников.Церковное начальство испугалось успеха, которого достиг Карп не только среди мирян, но и среди низшего клира. Впрочем, в своей массе и народ был глубоко возмущен тем враждебным отношением к православной Церкви, какое обнаруживали стригольники и в особенности их вожаки, руководствовавшиеся, повидимому, только одними религиозными мотивами. Карп стригольник вместе с двумя своими приверженцами был схвачен разЪяренным народом и утоплен в глубокой реке Волхове. (Ссылались при этом на Мате. 18,6: "Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его в глубине морской"). Его приверженцы подверглись жестокому преследованию, предпринятому однако же не церковным начальством, а самим народом. Высшее духовенство вообще мало делало для подавления этого еретичества. Правда, новгородский митрополит Алексий (1354 - 78) объявил дьяакона Никиту лишенным его священного сана и вместе с Карпом отлучил его от Церкви; но к дальнейшим мерам было приступлено только тогда, когда было уже слишком поздно. Ибо многие начали уже сожалеть о судьбе Карпа; его тайные приверженцы снова находили в обществе теплое участие и многих обращали к своему учению. К этому присоединился еще церковно-политический момент. Республикански настроенные жители Пскова и Новгорода неохотно подчинялись контролю киевского митрополита и как тяжелое иго признавали владычество великого князя; последний должен был смирять строптивый Новгород силой оружия. А следствием этого было лишь то, что одинаково враждебно настроенные как к церковной, так и к государственной власти сектанты находили для себя более безопасные и укромные уголки.


Когда новгородский архиепископ Алексий увидел, что потоплением Карпа секта не была подавлена, как он надеялся, в своем зародыше, он сообщил о ней константинопольскому патриаpxy Нилу, который тогда стоял еще во главе русской Церкви. Последний в 1382 году поручил благочестивому и ученому архиепископу Дионисию Суздальскому "наставить погрешающих убеждением и кротостию и возвратить их в лоно православной Церкви". И действительно, Дионисий обратил многих отпавших, доказав им, что определенная законами священническая подать не есть симония 12). Не смотря на это, секта все более и более распространялась в Новгороде. Тогда патриарх константинопольский Антоний через виелеемского епископа Михаила отправил к Алексию пастырское послание 13), составленное ученым монахом Аеанасием, в котором для успокоения возбужденных умов он доказывал, что следует делать различие между симоней и теми издержками, которые издавна дозволил закон и которые также суть вознаграждения за труд, понесенный при посвящении; он увещевает заблудших возвратиться от их ложного пути, в противном случае они проклинаются и отлучаются от Церкви; а вне Церкви невозможно сделаться блаженным "хотя бы кто жил благочестивее ангелов". Но увещания патриарха не имели успеха; не смотря на самые строгие меры, принятия теперь против этой секты, она держалась в скрытности, пока снова не выступила открыто при митрополите Фотии (1409 - 31). Последний в 1416 году к жителям Пскова отправил пастырское послание, в котором жаловался, что между ними все более и более распространялось злочестивое учение стригольников. Новгородский архиепископ Симеон в 1419 году также увещавал в послание псковитян оказывать попам надлежащее уважение. Хотя об этой секте никогда не имелось определенных сведений, так как она развивалась тайно, но все таки известно, что она никогда не переставала существовать, и особенно распространилась в царствование Ивана III Васильевича (1462 - 1505) 14). Когда он предпринял поход против мятежного Новгорода, стригольники бежали в Польшу, Курляндию и Ингерманландию (тогда еще принадлежавшую Швеции), и еще теперь их можно там встретить, хотя давным давно устранено основание их жалоб на Церковь и их отделения от Церкви; ибо еще в 1503 году московский собор, бывппй под председательством митрополита Симона, (1495 - 1511) постановил - навсегда отменить все денежные дани, введенные изстари за сообщение духовного посвящения.


Наконец, следует упомянуть еще об одном лжеучении, которое было распространено в Москве греческим купцом Марком 15), в царствование Василия IV Ивановича, Неустрашимого (1505 - 1534). "Летописи не говорят впрочем, об этом почти ничего, кроме того, что за свое лжеучение Марк был осужден в Москве, и что любимец великаго князя, грек Георгий Траханиот, находившийся с Марком в тесной связи, на некоторое время впал в немилость".

 

 

Примечания:

 

1. L. Boissard "L'Eglise de Russie". Tome 1. p. 466.467. Paris 1867. Ph. Strhl "Beitrage zur russichen Kirchengeschichte". Bd. 1. Halle 1827. Abschnitt. III. "Geschichte der irrlehren und des Sektenwesens in der griechisch - russischen Kircge". S. 252,253. - Philaert " Geschichte der Kirche Russlands" nebst einer Erlauterung des Gottes dienses der morgenlandischen Kirche. Ins Deutsche ubersetzt von Dr. Blumenthal. Frankfurt 1872. Bd. I. S. 49. Schtscherbatow, " Russische Geschichte" 1,372.

 

2. S. G. Gmelins, "Reise durch Russland zur Unersuchung der drei Naturreiche". St. Petersburg 1770 Tl. I. S. 56.

 

3. Boissard, I. c. I., p. 467. Strahl, Beitrange I, S. 252. Philaret, a. a. O. I, 50.

 

4. Strahl, Beitrage I, 35 f, 252 ff.

 

5. Это - армянский способ крестного знамения.

 

6. Срв. Второй период, гл. 3.

 

7. По новейшим цер. -истор.исследованиям, собор на еретика Мартина и его лжеучение - мало достоверны.

 

8. Strahl, "Geschichte d. russ. Kirche", I, 161.

 

9. Strahl, Geschichte der russ. Kirche I, 296, 297. Ders. "Beitrange" I, 258. Tatischtschew, "Russ. Geschichte" IV, 96.

 

10. Philaret, a. a. O. I. 177 ff.-Boissard, I., p. 468 ss.-Strahl, Beitrage I, 259 ff.-M. Gregoire, Histoire des Sectes religieuses, 2-ieme Ed. Tome IV, p. 151 s. -V. Frank, "Russische Selbstzeugnisse, I. Russisches Christentum. Dargestellt nach russischen Angaben. Paderborn 1889. S. 259 ff. Штраль цитирует еще S. 255. Andreas Iwanow "Vollstandig historische Nachrichten uber die alten Strigolniks". 3 Ausgabe 1799. Russisch. Извлечение из него находится в "Berliner Monatsschrift" 1802. Augustheft S. 91 - 113 von Schlozer. Karamasin, "Russische Geschichte", Bd. V., S. 88, 89.

 

11. Т. е. произносить формулу исповеди с лицом опущенным к земле.

 

12. Karamsin "Russische Geschichte" V, 89.

 

13. Philaret, a. a. O, 1, 179 f. Boissard, 1, p. 469 ss.

 

14. Срв. Ч. П. гл. 2: молокане.

 

15. Strahl, Beitrage, 1 s. 277.

 

 

Источник:

 

"Расскол и Секты Русской Церкви" (1003 - 1897 г.). Отдел первый. стр. 1 - 9.

По их происхождению и внутренней связи, изложения проф. Д-ром богословия Лейпцигского университета Иоганном Герингом.

Перев. с нем. профессора протоиерея Т. Буткевича. Часть 1-я. Издание журнала Миссионерского Обозрения. С. - Петербург. Типография Э.Л. Пороховщиковой, Бассейная 3-5. 1903.

 

 

Редактирование на современный русский язык произвела адимнистрация сайта istorus.ru.

 

 

 

при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна

скачать dle 10.1русский торрент трекер